— Как ты объяснишь понятие «красота» пятилетнему ребёнку?

Ольга Барабанова:

«Всё, из-за чего ты страдала, внезапно стало модным»
— Я думаю, что красота — это когда радостно. Когда что-то вызывает у тебя приятные эмоции. Когда тебе что-то интересно, тебя это завораживает. И когда ты можешь любоваться.
— Какая часть твоего тела у тебя самая любимая?
— Больше всего нравятся сейчас мои глаза, брови. Хотя брови раньше не нравились и я выщипывала их в тоненькую ниточку. Мы с подругами шутим, что дожили не только до бодипозитива, но и до тех прекрасных времён, когда широкие брови — это модно, и пухлые губы — тоже. Всё, из-за чего ты страдала, внезапно стало модным.
— В какой-то момент нужно было посмотреть в камеру. И я не понимала, должна ли я улыбаться, нужно ли наклонить голову или поджать губы. Кстати, эти фотографии получились самыми «привычными». Именно на них я увидела себя такой, какой вижу каждый день в зеркале.
— Я, наверное, морской котик. Он такой упитаненький, но в то же время славненький. Хотя это больше фантазия. Хочется уже, чтобы у меня были лапки, которыми можно постучать по бокам.
— Какое ты животное? Почему?
Ну а так я, наверное, ближе тигрице. Но стараюсь все больше отходить от этого образа и поменьше рычать.
Почему тигрица? Потому что у них есть когтищи и зубищи. Если к тебе приходят и говорят что ты, например, нацпредатель, и на украденные миллионы ведёшь свою роскошную жизнь — это требует мудрости. А когда к тебе приходят и ещё пытаются что-нибудь отнять и повлиять на твою репутацию — это требует зубов и когтей. Тебе приходится говорить: «Ша! С территории моего прайда, пожалуйста, свои лапки уберите».
Но на пенсии моя тигрица будет морским котиком.
— Какие слова ты говоришь себе в трудную минуту?
— В трудную минуту я говорю себе, что это всего лишь страх. Что все сложные вещи в жизни делать очень страшно. Я говорю себе, что любая жизнь заканчивается, и у нас есть только одна возможность её прожить. И что нужно делать то, во что веришь и пытаться продолжать себя тянуть из тёмного в светлое. Если есть возможность сделать маленькие поступки, любое маленькое дело, которое может тебя поддержать — сделай его для себя.
— Я, например, пою песни в машине. Недавно мы ехали с подругами в Боржоми, играл какой-то приличный целомудренный плей-лист, и мы попросили подругу включить что-то «нормальное, чтобы мы попели». Она включила, но снова что-то приличное. Тогда я сказала: «Нет, давай что-нибудь из репертуара караоке». И она зашла с козырей — Максим «Знаешь ли ты». Было оооочень хорошо. И «Тополиный пух был»! Было замечательно просто!
— Какое твоё guilty pleasure (стыдное удовольствие)?
— Очень бы хотелось меньше себя ругать. Сегодня утром проснулась слишком рано, не выспалась, но больше не могла уснуть. Начала себя ругать, что надо было выпить мелатонин на ночь. Дальше я ругала себя, что, «боже, ну зачем мы спасли этого пса!?…
…Потом — за то, что мы сняли совсем не ту квартиру…
…Потом я выпила два кофе и стало полегче. Но затем я начала себя ругать, что это ДВА — это все-таки слишком много.
— Какую бы привычку тебе хотелось бы в себе развить?
Если говорить в положительном ключе, то я хотела бы себя больше хвалить. Говорить: «Ты молодец! Ты нормально справилась. Дети живы, ты жива. Вы даже относительно здоровы. Все нормально, солнышко светит».
— О чём ты чаще всего думала во время съёмки?
— Мне было супер интересно. Это была действительно классная беседа. Мы говорили и про то, что заряжает, и про какой-то рабочий процесс. И про семью, и про материнство. Мне было классно. Был очень холодный грязный день и противная московская погода, а в студии было очень уютно и очень хорошо. Я была расслаблена, не смотря на то, что плохо себя чувствовала: у меня очень болела голова, я была такая уставшая, но мне было очень хорошо и интересно.
— Мы с тобой разговаривали про какой-то другой телевизионный опыт, про рабочие стороны и я помню, что стояла, смотрела в окно, и было красиво и было ценно, потому что, мне кажется, я раньше никому не рассказывала про это. Было как-то очень любопытно по-другому на себя посмотреть, без рабочих сторон.
— Какой момент из съёмки тебе запомнился?