Алиса

- Почему ты решила пойти на фотосессию? Какие были ожидания и цели?

Я хотела увидеть себя твоими глазами. Люди на твоих кадрах

так красивы без косметики, так чисты и естественны, а вдруг

и я тоже? Смогу ли я?

Вторым желанием было запомнить материнство и наш «молочный» период нежно и красиво.

- Что было самым запоминающимся во время съёмки? 

Подступившие слёзы от переполняющего восторга и благодарности за всё происходящее, накрывшее ощущение свободы и собственной ценности.

Обозначилось много вопросов для проработки и долгих разговоров с собой

- Какой момент был самым сложным? 

Оставаться в моменте с самой собой. Я всё время пыталась сбежать, то бросалась к ребенку, то переодеваться, буквально отключался мозг — я не понимала обычных слов (со мной такое бывает в стрессе), зависала где-то в мыслях, но ты мягко возвращала меня снова и снова.

- О чём ты думала, когда на тебя была направлена камера? 

Мне кажется, у меня в голове только обезьянка в тарелочки била =)

Ты говорила «Не старайся понравиться, просто поживи»,

а у меня в голове взрывались предохранители: Что значит поживи? Как это — не стараться понравиться? Кто я тогда,

если не нравлюсь? Как я живу? Я живу вообще?

- Что самое ценное ты вынесла из этого опыта? 

Я есть. Я красивая (как бы это не звучало). Обозначилось много вопросов для проработки и долгих разговоров с собой. Прочувствовала насколько зажато моё лицо, по дороге домой обращала на это внимание и сознательно сгоняла дежурную полуулыбку, уже ставшую моей маской.

- Были ли новые для тебя ощущения? 

Я пробовала почувствовать себя как отдельное самостоятельное существо в минуту, когда ребенок увлекся новыми предметами. Настолько мне было странно и неудобно, что я радовалась, когда он приползал или шкодил, и его приходилось брать на руки — пряталась в привычную роль.

- Удалось ли раскрыться? 

Спокойнее всего мне было кормить сына без одежд, это было привычное, комфортное для меня действие, тот момент был искренним и настоящим. Вернулась одежда — вернулась и скованность, и я вижу это на фотографиях. Как будто она обязывает быть кем-то, а нагому человеку не во что играть и незачем притворяться.